Пн – Пт: с 10:00 до 21:00
Сб – Вс: выходные дни

Возможности исполнителя для снижения неустойки по государственному контракту при отсутствии вины заказчика

Выполнение государственных контрактов является значительной составной частью деятельности любого бизнеса. Наряду с преимуществами работы с государственными заказчиками, есть у нее и отрицательные стороны.

Так, в частности, государственные заказчики выставляет очень жесткие требования к срокам и иным составляющим выполнения контрактов. Впоследствии несвоевременно выполненный исполнителем контракт, влечет за собой исковое заявление в суд государственного заказчика с требованием о взыскании неустойки за нарушения сроков с исполнителя.

Исполнителю достаточно сложно защититься в таких категориях спорах по той причине, что он сам добровольно заключил предложенный заказчиком государственный контракт, тем самым согласившись со всеми условиями, которые в нем содержались.

Неразумный срок выполнения государственного контракта может стать основанием для снижения неустойки

В марте 2016 года вышло Постановлением Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7, которое не могло пройти мимо практикующего юриста. Одной из тем, затрагиваемой в данном Постановлении, стало уменьшения неустойки судом, т.е. применения ст. 333 ГК РФ.

Пунктом 71 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 предусмотрено, что, если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а равно коммерческая организация при осуществлении ею приносящей доход деятельности, снижение неустойки допускается только по обоснованному заявлению такого должника, которое может быть сделано в любой форме.

Ключевым словом здесь является «обоснованным», поскольку далеко не всегда представляется возможным действительно объективно доказать несоразмерность взыскиваемой неустойки наступившим последствиям, учитывая ее компенсационный характер.

Пункт 77 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 предусматривает исключительность случаев снижения неустойки, где главным критерием таких случаев выступает явная несоразмерность.

Казалось бы, в силу Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7, а именно его пунктов 71 и 77, исполнители по государственным контрактом ставятся в достаточно тяжелое положение, практически лишаясь возможности снизить неустойку по ст. 333 ГК РФ. Однако не все так однозначно и безнадежно для исполнителей по государственным контрактам.

В частности, примечательным является Постановление АС Московского округа от 15.06.2016 по делу № А40-183585/2015.

Предметом данного спора стало то, что государственный заказчик, в лице Министерства обороны, обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском к исполнителю в лице ООО «Аларис-Мед» о взыскании неустойки в размере 8 998 847 рублей 79 копеек за нарушение срока поставки товара по государственному контракту (Цена контракта – 122 597 720 рублей).

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 24.12.2015, оставленным без изменения Постановлением 9ААС от 14.03.2016, иск удовлетворен в полном объеме.

Ответчик, не согласившись с судебными актами, подал кассационную жалобу, выразив свое несогласие с вынесенными судебными актами.

Постановлением АС Московского округа от 15.06.2016 по данному делу судебные акты нижестоящих инстанций изменены и размер взысканной неустойки снижен до 4 000 000 рублей.

Примечательным в данном деле является не столько сам факт снижения кассационной инстанцией размера взыскиваемой неустойки, а те доводы в обоснование снижения, которые приводятся судом:

«Таким образом, включая в проект государственного контракта несправедливое и невыгодное для контрагента условие о сроке исполнения обязательства, от которого победитель размещения заказа не может отказаться, заказчик злоупотребляет правом. Победитель размещения заказа, будучи введенным в заблуждение авторитетом заказчика, внешней правомерностью этого требования и невозможностью от него отказаться, мог посчитать себя связанным им и добросовестно действовать вопреки своим интересам».

В данном случае предметом исследования кассационной инстанции стали все составляющие сотрудничества государственного заказчика и исполнителя, в частности, такие как, срок исполнения контракта и его разумность, с учетом задачи поставленной заказчиком, а также статус самого заказчика.

Такой подход суда никак нельзя назвать формальным, так как, не обладая специальными знаниями в сфере поставки сложного медицинского оборудования, кассацией была дана оценка сроку, который был указан в государственном контракте, и было определено, что данный срок является недостаточным для своевременного исполнения обязательств.

Препятствиями для кассационной инстанцией использования такого широкого подхода не стали, ни диспозитивность норм договорного права, ни наличие пунктов 71 и 77 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7.

Неустойка должна рассчитываться не от цены всего контракта, а от суммы неисполненного обязательства

Зачастую, государственные заказчики, формулируя ответственность исполнителя за нарушение сроков исполнения обязательств по контракту, указывают, что неустойка рассчитывается исходя из стоимости всего государственного контракта, а не от стоимости неисполненного обязательства.

Такое положение договора позволяет государственным заказчикам предъявлять многомиллионные требования о взыскании неустойки, несмотря на то, что исполнитель выполнил работы c нарушением сроков лишь в малой части.

В данном случае настоящей находкой для исполнителей (поставщиков) по государственным контрактам является Постановление Президиума ВАС РФ от 15.07.2014 по делу № А53-10062/2013.

Указанное Постановление Президиума ВАС РФ содержит в себе следующий вывод: «начисление неустойки на общую сумму государственного контракта без учета надлежащего исполнения части работ противоречит принципу юридического равенства, предусмотренному пункта 1 статьи 1 Кодекса, поскольку создает преимущественные условия кредитору, которому, следовательно, причитается компенсация не только за неисполненное в срок обязательство, но и за те работы, которые были выполнены надлежащим образом».

В дополнение к вышеизложенному, Президиум ВАС РФ указал: «Между тем превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции».

Данная позиция Президиума ВАС РФ находит свое отражение и в настоящей судебной практике. В качестве примера можно привести Постановление 9ААС от 16.02.2017 по делу № А40-128028/15, где апелляционная инстанция снизила взыскиваемую неустойку со ссылкой на Постановление Президиума ВАС РФ от 15.07.2014 по делу № А53-10062/13, или Постановление АС Московского округа от 02.11.2016 по делу № А40-170415/15.

Для обоснования снижения взыскиваемой неустойки следует предоставлять контррасчет со ссылкой на двукратную учетную ставку Банка России, которая существовала в период такого нарушения

В частности, такой способ защиты исполнителя государственного контракта от необоснованно высокой неустойки был использован судом первой инстанции по делу № А40-136038/16-37-1219.

В рамках настоящего дела Министерство обороны РФ обратилось в АС г. Москвы с требованием к АО «Центр Судоремонта «Звездочка» о взыскании неустойки в размере 16 691 420 рублей.

Ответчик возражал по существу исковых требований по различным основаниям, в частности, заявил о применении ст. 333 ГК РФ и представил контррасчет неустойки.

Суд отклонил большинство доводов Ответчика, но при этом снизил неустойку до 1 700 000 рублей, установив, что заявленная неустойка явно несоразмерно последствиям нарушения обязательств.

АС г. Москвы в судебном акте (Решение от 10.11.2016) обосновал снижение неустойки следующим: «Разрешая вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения денежного обязательства и с этой целью определяя величину, достаточную для компенсации потерь кредитора, суд исходил из двукратной учетной ставки Банка России, существовавшей в период такого нарушения».

Вышеуказанное решение АС г. Москвы было оставлено без изменения Постановлением 9ААС от 30.01.2017 и Постановлением АС МО от 27.06.2017, что свидетельствует о верности вывода суда первой инстанции и эффективности такого способа защита от необоснованно предъявляемой неустойки, который может быть использован исполнителем по государственному контракту.

Применение такого подхода разделяются и другими судами Российской Федерации.

Ссылка на компенсационную природу нестойки так же позволяет снизить предъявляемую неустойку по государственному контракту

Нередко исполнители (поставщики) по государственным заказам в обоснование необходимости снижения неустойки по ст. 333 ГК РФ ссылаются на компенсационную природу неустойки и как следствие несоразмерность предъявляемой ко взысканию суммы неустойки и последствиям нарушения исполнения обязательств со стороны исполнителя(поставщика).

Однако, такая позиция имеет право на жизнь при соответствующем обосновании несоразмерности заявленного требования.

Поскольку при необоснованности такого заявления о снижения неустойки по основаниям несоразмерности суды нередко отклоняют такие доводы. Как, например, в деле № А47-3096/2016. В своем Постановлении от 02.09.2016 18 ААС указал, что по мнению суда, разъяснившего порядок применения ст. 333 ГК РФ, при заявлении ответчиком о несоразмерности неустойки суд автоматически не уменьшает ее размер. Вопрос о пределах снижения неустойки является тем обстоятельством, в отношении которого действует принцип состязательности сторон. Соразмерность заявленной истцом неустойки последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, в силу чего суды первой и апелляционной инстанций вправе дать оценку указанному критерию, исходя из своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного дела в соответствии с требованиями АПК РФ.

Данная позиция корреспондирует позиции Верховного суда, а именно п. 75 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств», предусматривающий, что при оценке соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства необходимо учитывать, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, а также то, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования (п.п. 3, 4 ст. 1 ГК РФ).

Однако, иногда суды и без должного обоснования снижают размер взыскиваемой неустойки, как это было в деле № А40-25115/12-19-228.

По указанному делу 9ААС в своем Постановлении от 14.06.2012 указывает, что принимая во внимание обстоятельства дела, чрезмерно высокий размер неустойки, действовавшую в период просрочки исполнения обязательств ставку рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, превышение суммы неустойки над суммой возможных убытков, вызванных нарушением обязательств, а также учитывая компенсационную природу неустойки, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о явной несоразмерности суммы неустойки и необходимости ее уменьшения до 300 000 рублей.

Далее 9АСС в этом же Постановлении говорит следующее: «Вопреки доводам апелляционной жалобы, взысканная судом неустойка компенсирует потери государственного заказчика в связи с несвоевременным исполнением поставщиком своих обязательств, а также считает эту сумму справедливой, достаточной и соразмерной, принимая во внимание, что неустойка служит средством, обеспечивающим исполнение обязательства, а не средством обогащения за счет должника. При этом каких-либо доказательств, свидетельствующих о соразмерности заявленной неустойки, а равно доказательств причинения ему убытков вследствие ненадлежащего исполнения ответчиком своих обязательств истец не представил».

Данная позиция также следует из следующей судебной практики: Постановление АС МО от 26.08.2015 по делу N А40-187618/14, Постановление АС МО от 20.12.2016 по делу N А40-33199/16, Постановление ФАС ВСО от 29.10.2012 по делу N А19-4056/2012.

По результатам анализа вышеуказанных и иных судебных актов, которые по данному основанию снижали неустойку, установлено, что выделить конкретные и объективные критерии не представляется возможным, в связи с чем использовать данное основание снижения неустойки следует в совокупности с другими более объективными доводами.

Когда должник лишается права уменьшить размер неустойки, а также не эффективные способы обоснования снижения неустойки

При освещении вопроса применения ст. 333 ГК РФ считаем необходимым обратить внимание и на те случаи, когда должниками используются не совсем удачные способы обоснования необходимости снижения неустойки, а также на тот случай, когда должник вообще лишается права требовать уменьшения размера неустойки.

 Об этом случае говориться в п. 79 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»: «В то же время, если подлежащая уплате неустойка перечислена самим должником, он не вправе требовать снижения суммы такой неустойки на основании статьи 333 ГК РФ (подпункт 4 статьи 1109 ГК РФ), за исключением случаев, если им будет доказано, что перечисление неустойки являлось недобровольным, в том числе ввиду злоупотребления кредитором своим доминирующим положением».

Неудачным способом обоснования необходимости снижения неустойки является использование следующих тезисов:

- невозможность исполнения обязательства вследствие тяжелого финансового положения;

- наличие задолженности перед другими контрагентами;

- наложение ареста на денежные средства или иное имущество;

- отсутствие бюджетного финансирования;

- неисполнение обязательств контрагентами;

- выполнение социально значимых функций;

- наличие обязанности по уплате процентов за пользование чужими денежными средствами;

- и другие.

В судебной практике имеется множество судебных актов, которые признают вышеуказанные доводы несостоятельными для снижения предъявляемой неустойки, в частности, одним из них является Постановление 9 ААС от 15.06.2017 по делу № А40-176833/16.

Краткие выводы

Тем самым, анализ вышеуказанной судебной практики позволяет выявить следующие эффективные методы для снижения неустойки:

1.     Ссылка на неразумность отдельных условий договора, не нарушение которых было невозможно, на основании ст. 10 ГК РФ;

2.     Расчет неустойки должен производиться не от цены всего контракта, а от стоимости невыполненной части работ;

3.     Предоставление контррасчета с указанием на двукратную учетную ставку Банка России, которая существовала в период нарушения;

4.     Ссылка на компенсационный характер неустойки.

Заключение

При рассмотрении вопросов, рассматриваемых в настоящей аналитике, считаем важным обратить внимание на точку зрения, которая была высказана КС РФ в Определении от 21.12.2000 № 263-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Наговицына Ю.А. на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации».

В данном Определении КС РФ указал, что п. 1 ст. 333 ГК РФ предусматривает не право, а обязанность суда устанавливать баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительно (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения.

Однако, несмотря на позицию КС РФ, считаем, что стороны судебного процесса всегда должны занимать активную позицию по делу и использование стороной судебного разбирательства ст. 333 ГК РФ должно сводиться не просто к заявлению о применении ст. 333 ГК РФ, но и серьезному обоснованию применения данной нормы.

В качестве заключения хотим отметить, что стороны договора, вне зависимости от своего статуса и положения, должны всегда добросовестно подходить к выполнению взятых на себя обязательств во всех их составляющих, в связи с чем эффективное применение указанных в настоящей статье методов будет возможно только при недобросовестном поведении другой стороны по договору.

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ

Перейти к списку аналитики

Запишитесь на бесплатную консультацию

Оставьте заявку и с вами свяжутся в течение 15 минут